?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка

Анхил Марин

Оригинал взят у v_inhelo в Анхил Марин

Анхил Марин родилась в 1840 г. в селении Ругуджа Гунибского района в семье простого крестьянина. Время когда она жила, было жестоким временем патриархальных обычаев. Особенно тяжела была доля женщины в суровом горском обществе. В горском фольклоре повсеместно были распространены песни-плачи, в которых изливали все накопившиеся страдания женщины. Так, например, в песне-плаче о Залму из Чоха поется, что она была убита двоюродным братом за то, что посмела в отсутствие мужа спеть песню на аульской вечеринке. В плаче о Хадижат из Салты поется, что она своим весельем на свадьбе вызвала гнев семьи и покончила собой. В плаче о девушке Патимат - что она бросилась в реку, не желая выходить замуж за нелюбимого человека.Анхил Марин не могла смириться с такой несправедливостью, ведь в ее хрупком и стройном теле текла кровь настоящей львицы, а в душе кипело возмущение, которое чеканной медью отпечатывалось в ее произведениях. Несмотря на запреты и ограничения, Анхил Марин пробивала дорогу к справедливости своей поэзией, поднимая голос разума против жестокости, по-своему борясь за права женщин. Но то, что она стала первой вестницей в поэзии нового времени, когда общество находилось под сильным гнетом патриархальных обычаев, поэтесса просто не могла не чувствовать. Об этом она писала в своих стихах:

На кручи взлечу, поселюсь вдалеке
От пестрых ворон и всезнающих улиц,
На сваях жилище построю в реке,
Чтоб сплетен не слышать кудахчущих куриц.

Дерзость ее характера проявлялась во всем: и в смелом вызове верхушке общества, и в отпоре посягавшим на ее честь. Однажды молодой юнец, не снискавший любви гордой горянки, прилюдно стал ее поносить и оскорблять. Недолго думая, Анхил Марин со всего маху ударила его бубном. Удар был таким сильным, что парень потерял сознание и умер... За этот поступок она была выслана в село Кособ Тляратинского района, где вместе со своей родной сестрой провела 3 года. Вернувшись на родину, Анхил Марин не успокоилась. Даже суровая ссылка не смогла укротить нрав этой гордой ругуджинки. Отправляясь к роднику за водой или по делам своих родителей, она не выпускала из рук бубен и продолжала петь свои дерзкие песни, высмеивая богачей.

Она не уставала повторять, что нет рабства позорнее, чем рабство добровольное. Наверное, не было ни одного человека, который бы в душе не завидовал Анхил Марин, безграмотной девушке, поражавшей своим умом и мудростью ученых мужей.  Но иногда в ней пробуждался безудержный гнев сатирика, и в такие моменты из уст вырывались слова, беспощадно разоблачающие врагов. И поэтесса однажды дорого поплатилась за это. В тот страшный день наиб Хуршил Магомед, перед домом которого она пела, не смог обуздать свою ярость и ненависть, которые кипели в нем по отношению к Анхил Марин.А спела она о жадности и богатстве наиба " Неужели наиб, ты думаешь, что тебе твой коннь в золотой сбруе поможет пройти по мосту Сират (Мост Сират - в Исламе мост на том свете, кто сможет его преодолеть, тот попайдет в рай)". Он приказал своим слугам схватить и казнить ее, но, привязав девушку к могильной плите, он все же устрашился казни, боясь народного гнева. Вместо этого он приказал зашить рот горянке, решив показать тем самым, что никому не позволит петь свободолюбивые песни. Но, как гласит легенда, Анхил Марин страшным усилием воли разорвала губы и плюнула в лицо тирану.

Наиб воскликнул: «Будь немой как рыба!»
И сшили губы девушке Марьям,
Но рвались нитки, и в лицо наиба
Летела песня с кровью пополам

Она стала гневно обличать своего притеснителя в жестокости и несправедливости. Уходя, наиб приказал оставить ее привязанной на всю ночь. Никто не мог к ней даже близко подойти, чтобы напоить ее. Сильная духом женщина не изменила своим убеждениям до конца своей жизни. После смерти поэтессы в 1917 г. люди возвели над ее могилой мавзолей, сделав ее имя бессмертным, с благодарностью храня память о своей великой землячке. Чтобы стать нетлеющим в мире, надо родиться звездой, и одна из таких звезд - Анхил Марин, которая когда-то родилась высоко среди гор и скал, где солнце встречается с луной, а с неба стекают бурные реки. Песни ее как птицы разлетелись по Стране гор и дошли до наших дней. Разве можно заставить молчать песню?


Originally posted by gazetazwezda at Обнажённый Курентзис. Плие, плие, деми плие, па-де-буре...
Резкий прыжок в сторону, выпад, удар воображаемой рапиры. Невидимая скакалка, зажатая в судорожных кулаках, засвистела в воздухе: Нет, это не экзерсис в хореографическом классе и даже не тренинг по актерскому мастерству, а долгожданный дебют на сцене Пермского театра оперы и балета дирижера Теодора Курентзиса и его оркестра MusicAeterna.

Уж насколько пермская публика, избалованная заезжими знаменитостями, привыкла к их непредсказуемым странностям и чудаковатостям, но здесь даже самые «продвинутые» растерялись от той исступленности, с которой «неистовый Теодор» в неформальной рубахе вместо фрака проделывал гимнастические па, потрясая волосами и вскидывая ноги. И забыв про имидж музыкального города и историю театра длиной в 140 лет, зрители начали как-то неестественно рьяно аплодировать между частями моцартовских симфоний № 40 и 41. И даже шипенье подлинных меломанов не могло остановить эту бравурную истерию, инициатором которой стал восседающий в одном из первых рядов вице-премьер Борис Мильграм.

В Пермском оперном в этот день творилось и впрямь что-то невиданное! Лишние билетики, как в стародавние времена, спрашивать начали еще у трамвайной остановки. Целый город с каким-то испугом несся к заветным дверям. Желающие взглянуть на «греческое диво» забили все ложи, приставные стулья и проходы. Дамы бесстыдно лорнировали 38-летнего виновника суматохи, обсуждая, от какого такого раскутюрье его невнятный балахон (ну не может же быть, чтобы от неизвестного дизайнера!), и сам ли, как Цискаридзе, он делает себе маникюр.

А новоиспеченный худрук просто купался в этой брызжущей энергии любопытства. Он позерствовал, самовыражался, эпатировал и парил над толпой, как пифия. Хороший психолог, он заранее срежиссировал каждый свой жест, поворот головы, мимику лица при поклонах, наглядно воплощая однажды сказанное в интервью: «Понимаете, я считаю, что задача дирижера — предстать обнаженным, доказав собственную жертвенность. Это же почти язычество, мастерство дирижера требует работы на пределе эмоций. А если все времяядумать о технике, то эмоции не работают, ведь невозможно испытать эрекцию, если у вас стресс. Если в постели вы все время думаете о том, насколько вы красивы, вы просто не сможете испытать возбуждение. Так и в музыке!..»

MusicAeterna — чрезвычайно техничный и профессиональный оркестр европейского уровня — платил своему демиургу той же монетой. Что скрипачи, играющие, как это было принято в барочные времена, стоя, на аутентичных скрипках с жилами животных вместо поролоновых струн, что группа духовых инструментов, играющих на натуральных трубах — точных копиях моцартовской эпохи, страстно мотали головами на сильной доле и эмоционально приплясывали в такт. А каким вдохновением сияли их лица! А от сумасшедшего ритма, который музыканты взяли во время исполнения симфонии ь 41 «Юпитер» — последнего опуса в симфоническом наследии Моцарта, первая виолончель вообще выронила смычок. Пермякам, наверное, и впрямь впервые довелось услышать гения Вольфганга Амадея в настоящей стилистике, очищенного от романтических «красот». Но в завершение концерта, все же выйдя на бис, Курентзис неожиданно заявил, что вся эта скорость — еще так, цветочки. А вот сейчас мы вам покажем, что такое по-настоящему быстро играть. И дали! Отрывок из оперы Рамо. Казалось, что от аплодисментов рухнет многотонная люстра.

«Блестящий оркестр! — мнение пермяков, как музыкантов, так и непрофессионалов, было единодушным. — Только зачем нужен этот паяц на сцене? Они и без него прекрасно бы справились, тем более, что в барочные времена дирижеров не было и в помине».

Не успели в Перми переварить свалившееся на город «счастье», один переезд которого из Новосибирска обошелся местным налогоплательщикам в 30 миллионов рублей, а еще столько же ежемесячно будет уходить на его содержание, как окрыленный успехом Курентзис и его подопечные уже умчались в Европу. Их ждут Вена и Амстердам, столь любимые знаменитым греком.

Кстати, уже во время первых занятий с солистами пермской оперной труппы Теодор был страшно удивлен большому количеству в ней очень сильных голосов, как он выразился, европейского уровня. С которыми, мол, и за границу, и на гастроли не стыдно. И это хороший признак того, что новый художественный руководитель начинает вникать в реальное положение дел в театре, а не слушать «вражеские голоса» прочих варягов.

Только вот не расстроится ли Курентзис, что так поспешно бросил Новосибирск? Из вестей, которые доходят оттуда, слышно, что театр возглавил бывший работник Министерства культуры РФ. Опираясь на старые связи, он выбил для театра, который находится в федеральном ведомстве, весьма внушительное финансирование. И на мировые премьеры, и на гастроли в европы, и на заезжих звезд. При этом театр, что чрезвычайно важно, сохранит репертуарную специфику. А значит — свое лицо, от чего пермские власти, на чьем балансе числится театр, готовы с такой легкостью отказаться.

gazetazwezda
АВТОР:КОШКИНА



Кстати


Губернатор края Олег Чиркунов поделился впечатлениями от общения с новым художественным руководителем Пермского театра оперы и балета Теодором Курентзисом. «Поужинал с Теодором Курентзисом. Очень понравился его позитивный настрой и нацеленность на великие дела. Его глаза горят, когда он говорит о нашем театре», - написал в своем блоге Олег Чиркунов. Первый же пользователь, оставивший комментарий к этому посту, поинтересовался у главы региона размером заработной платы нового худрука театра. «Предполагаю, что больше, чем у меня, и это правильно», - ответил губернатор. Кроме того, губернатор заявил: «Перми нужна консерватория».

59.ru


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!



Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tana Tienauchariya